Европейский суд подтвердил обоснованность санкций против Роснефти

Европейский суд подтвердил обоснованность санкций против Роснефти17 сентября 2020 года Европейский суд отклонил иск Российских нефтеконцернов, в том числе, Роснефти, газодобывающих предприятий и некоторых банков против наложенных на них в 2014 году европейских санкций. Тем самым суд подтвердил правомерность принятых мер.

Санкции были наложены по решению Европейского Совета в связи обвинениями против России во вмешательстве в украинский конфликт. Они запрещают российским предприятиям из нефтяной индустрии поставлять в Европейский Союз оборудование по нефтедобыче и ограничивают некоторые банковские операции.

Отсутствует нарушение принципа запрета индивидуальных законов

Предприятия считали, что санкции были направлены конкретно на них и на запрет их конкретной деятельности, в связи с чем был нарушен основополагающий принцип Европейского права, ограничивающий принятие норм права индивидуального применения.

Ограничение принятия норм индивидуального применения подразумевает принципиальную недопустимость правовых актов, направленных на регулирование деятельности конкретных – поименно идентифицируемых – лиц. Иными словами, нормы права должны быть абстрактно-общими, то есть регулировать множество ситуаций в отношении множества лиц, которые не могут быть установлены конкретно при принятии правовой нормы.

Так как Решение Европейского совета о введении санкций охватывало целый сектор, а не отдельные предприятия, оно не может рассматриваться в качестве индивидуальной правовой нормы, несмотря на то, что специфика отдельных отраслей экономики подразумевает лишь ограниченное количество подпадающих под регулирование субъектов ввиду недоступности ресурсов широкому кругу лиц.

Данная позиция Европейского суда последовательна и соответствует всей его прежней правоприменительной практике. Похожий принцип имеется и в немецком праве. Немецкие суды решили бы данный вопрос аналогично. Российским предприятиям так же не удалось доказать индивидуальной природы санкций. В связи с этим, Европейский суд в данном вопросе нельзя заподозрить в предвзятости.

Решение о санкциях содержит достаточное обоснование

Российские предприятия так же попытались оспорить наличие достаточного обоснования решения Европейского Совета о санкциях в соответствии со ст. 296 ДФЕС.

Суд постановил, что для удовлетворения принципа достаточности обоснования не требуется вдаваться во все относящиеся к делу факты и правовые аспекты, поскольку вопрос о том, является ли обоснование достаточным, должен оцениваться не только с учетом его формулировки, но также с учетом его контекста и всех правовых норм, регулирующий рассматриваемый вопрос.

Критерии предприятий, подпадающих под санкции, были изложены в оспариваемом решении Европейского Совета. Истцы не оспаривали тот факт, что они эти критерии выполняют. Также им были известны фактические причины и обстоятельства принятия данных критериев, как и масштаб предпринимаемых ограничений в связи с их пониманием собственной роли в экономике России. Кроме того, в решении Европейского совета были указаны цели предпринимаемых ограничений. Таким образом, решение Европейского Совета было должным образом обосновано.

Здесь так же не прослеживается нарушения принципов правоприменения Европейским Судом. Дело в том, что целью требования обосновать принимаемое решение по санкциям является создание юридической ясности для лиц, подпадающих под регулирование. Обоснование мер, таким образом, – это не простая формальность, перечисляющая все юридические аспекты принятия решения. Если затрагиваемые лица способны понять из текста регулирования и его контекста масштаб принимаемых мер и свою собственную роль в достижении цели, сформулированной в данном регулировании, то правовая норма считается в достаточной степени обоснованной. Цель создания юридической ясности в таком случае достигнута.

Суд применил ст. 296 ДФЕС, основываясь на ее теологическом толковании, то есть исследовал, выполнена ли заложенная в норме цель регулирования. При этом суд принял объективную перспективу адресата нормы, то есть исследовал, может ли адресат нормы понять, почему именно он подпадает под регулирование и с какой целью. Такая техника правоприменения полностью соответствует стандартам юриспруденции в ЕС и ряде европейских демократических государств, так как она не требует излишнего формализма ни от граждан, которые заключают договоры по гражданскому праву, ни от властей, которые должны формулировать законы ясно для их адресатов.

Санкции были соразмерны их цели

Далее российские концерны ссылались на нарушение принципа соразмерности санкций. Они заявляли об отсутствии связи санкций и цели регулирования – призвать к ответу Российское государство в отношении украинского кризиса. Кроме того, они ссылались на нарушение их фундаментальных прав.

Суд ЕС отклонил и эти доводы. Дело в том, что адресаты санкций, по его мнению, имеют непосредственное отношение к российскому государству, так как оно является одним из их основных акционеров таких предприятий и оказывает на них существенное влияние. Ограничительные меры, таким образом, способны повлиять на поведение России в украинском конфликте и не являются изначально не ведущими к цели. Именно поэтому ограничение фундаментальных прав данных предприятий не ведёт к нарушению норм ЕС.

Здесь следует подчеркнуть, что не всякое ограничение прав нелегально. В европейском, как и в немецком, праве действует принцип, согласно которому, для ряда прав конституционной природы могут быть предусмотрены ограничения. Эти ограничения, как правило, ведут к нарушению правовых норм только в том случае, если они не основаны на законе или являются несоразмерными, т.е. не ведут к поставленной ограничивающим законом легитимной цели или являются для достижения этой цели чрезмерными. Данных нарушений суд ЕС не обнаружил.

Решение не явилось сюрпризом

Решение суда ЕС, таким образом, не явилось сюрпризом для европейских юристов. Суд следовал сложившейся правоприменительной практике и проиллюстрировал применение классических, академических методик европейской юриспруденции.

Большую роль в ведении процессов данного рода играет доскональное знание адвокатами основ и принципов европейского права и процесса. Если Ваш бизнес столкнулся с ограничениями на европейском рынке, доверьте оценку перспектив Вашего дела опытным специалистам. Они исследуют возможности стратегий юридической аргументации в конкретном кейсе и дадут компетентный совет, исходя из Ваших целей и объективных критериев.

Читать дальше:
Адвокатское бюро WINHELLER расширяет свою сферу деятельности на территории Германии для клиентов из России и стран СНГ

Светлана Таммер

Юрист Светлана Таммер работает во франкфуртском офисе адвокатского бюро WINHELLER. Светлана Таммер специализируется на таких областях права, как корпоративное право, международное экономическое право, право интеллектуальной собственности.

>> Об авторе

Comments are closed.

WINHELLER Blog via Newsletter

Subscribe to our free newsletter and receive regular updates on German business law by e-mail. (Mandatory fields are marked with *)

German Business Law News (4 times a year)
I would like to subscribe to the selected newsletter and for that purpose give my consent to WINHELLER to process my above mentioned data. I have read the "Information for Data Processing in the Newsletter Subscription". I understand that I can revoke my consent at any time with effect for the future by clicking the unsubscribe button within the newsletter. *